М. Цыбульский. Высоцкий в Белоруссии

Одна научная загадка, или почему аборигены съели Кука

Не хватайтесь за чужие талии,
Вырвавшись из рук своих подруг.
Вспомните, как к берегам Австралии,
Подплывал покойный ныне Кук.

Как в кружок, усевшись под азалии,
Поедом с восхода до зари,
Ели в этой солнечной Австралии
Друга дружку злые дикари.

Но почему аборигены съели Кука?
За что — неясно,- молчит наука.

Мне представляется совсем простая штука:
Хотели кушать — и съели Кука.

Есть вариант, что ихний вождь — большая бука,-
Кричал, что очень вкусный кок на судне Кука.

Ошибка вышла — вот о чем молчит наука,-
Хотели кока, а съели Кука.

И вовсе не было подвоха или трюка,
Вошли без стука, почти без звука,
Пустили в действие дубинку из бамбука —
Тюк.

— прямо в темя — и нету Кука.

Но есть, однако же, еще предположенье,
Что Кука съели из большого уваженья.

Что всех науськивал колдун — хитрец и злюка:
— Ату, ребята. хватайте Кука.

бросил пить потому что устал высоцкий 8

Кто уплетет его без соли и без лука,
Тот сильным, смелым, добрым будет, вроде Кука. —
Кому-то под руку попался каменюка,-
Метнул, гадюка, и нету Кука.

А дикари теперь заламывают руки,
Ломают копья, ломают луки,
Сожгли и бросили дубинки из бамбука,-
Переживают, что съели Кука.

Люди говорили морю: До свиданья…

Люди говорили морю: «До свиданья»,
Чтоб приехать вновь они могли —
В воду медь бросали, загадав желанья,-
Я ж бросал тяжелые рубли.

Может, это глупо, может быть — не нужно,-
Мне не жаль их — я ведь не Гобсек.

Ну а вдруг найдет их совершенно чуждый
По мировоззренью человек.

Он нырнет, отыщет, радоваться будет,
Удивляться первых пять минут,-
После злиться будет: «Вот ведь,- скажет,- люди.

Видно, денег куры не клюют».

Будет долго мыслить головою бычьей:
«Пятаки — понятно — это медь.

Ишь — рубли кидают,- завели обычай.
Вот бы, гаду, в рожу посмотреть.

»

Что ж, гляди, товарищ. На, гляди, любуйся.


Только не дождешься, чтоб сказал —
Что я здесь оставил, как хочу вернуться,
И тем более — что я загадал.

или.

Песня про ребенка-поросенка

— Баю-баю-баюшки-баю.

Что за привередливый ребенок.
Будешь вырываться из пеленок —
Я тебя, бай-баюшки, убью.

— До чего же голос тонок, звонок,
Просто баю-баюшки-баю.
Всякий непослушный поросенок
Вырастает в крупную свинью.

— Погибаю, баюшки-баю.
— Дым из барабанних перепонок.

Замолчи, визгливый поросенок,-
Я тебя, бай-баюшки, убью.

— Если поросенком вслух, с пеленок
Обзывают, баюшки-баю,-
Даже самый смирненький ребенок
Превратится в будущем в свинью.

Я женщин не бил до семнадцати лет

Я любил и женщин и проказы:
Что ни день, то новая была,-
И ходили устные рассказы
Про мои любовные дела.

И однажды как-то на дороге
Рядом с морем — с этим не шути —
Встретил я одну из очень многих
На моем на жизненном пути.

А у ней — широкая натура,
А у ней — открытая душа,
А у ней — отличная фигура,-
А у меня в кармане — ни гроша.

Ну а ей — в подарок нужно кольца;
Кабаки, духи из первых рук,-
А взамен — немного удовольствий
От ее сомнительных услуг.

А потом бросил пить потому что устал высоцкий - Лечение ...

«Я тебе,- она сказала,- Вася,
Дорогое самое отдам.

»
Я сказал: «За сто рублей согласен,-
Если больше — с другом пополам. »

Женщины — как очень злые кони:
Захрипит, закусит удила.

Может, я чего-нибудь не понял,
Но она обиделась — ушла.

.

Через месяц улеглись волненья —
Через месяц вновь пришла она,-
У меня такое ощущенье,
Что ее устроила цена.

Что же ты, зараза, бровь себе подбрила…


Вот и разошлись пути-дороги вдруг:
Один — на север, другой — на запад,-
Грустно мне, когда уходит друг
Внезапно, внезапно.

Ушел,- невелика потеря
Для многих людей.

Не знаю, как другие, а я верю,
Верю в друзей.

Наступило время неудач,
Следы и души заносит вьюга,
Все из рук плохо — плач не плач,-
Нет друга, нет друга.

Ушел,- невелика потеря
Для многих людей.
Не знаю, как другие, а я верю,
Верю в друзей.

А когда вернется друг назад
И скажет: «Ссора была ошибкой»,
Бросим на минувшее мы взгляд
С улыбкой, с улыбкой.

Ушло,- невелика потеря
Для многих людей.

Не знаю, как другие, а я верю,
Верю в друзей.


Что же ты, зараза, бровь себе подбрила,
Ну для чего надела, падла, синий свой берет.
И куда ты, стерва, лыжи навострила —
От меня не скроешь ты в наш клуб второй билет.

Знаешь ты, что я души в тебе не чаю,
Для тебя готов я днем и ночью воровать,-
Но в последне время чтой-то замечаю,
Что ты стала м[и]не слишком часто изменять.

Если это Колька или даже Славка —
Супротив товарищев не стану возражать,
Но если это Витька с Первой Перьяславки —
Я ж тебе ноги обломаю, в бога душу мать.

Рыжая шалава, от тебя не скрою:
Если ты и дальше будешь свой берет носить —
Я тебя не трону, а в душе зарою
И прикажу залить цементом, чтобы не разрыть.

А настанет лето — ты еще вернешься,
Ну а я себе такую бабу отхвачу,
Что тогда ты, стерва, от зависти загнешься,
Скажешь мне: «Прости.


» — а я плевать не захочу.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: